Интервью с соосновательницей проекта ExploRussia и Школы Ответственного Туризма, Ольга Ситник: «Ваша поездка должна поддерживать местную экономику».

Компания ExploRussia предлагает туры в разные уголки России иностранным туристам. При этом, наряду с популярными направлениями, продвигает и менее доступные места – маленькие города, села, интересные своей природой или историей. В основе концепции ExploRussia лежит философия ответственного туризма. Мы поговорили с соосновательницей и CEO ExploRussia Ольгой Ситник о том, что именно сегодня вкладывается в это понятие, и с какими сложностями ответственный туризм сталкивается в России.

– Вначале не можем не задать очевидный вопрос. Как пандемия короновируса повлияла на ваш бизнес?

– Проект ExploRussia работает только с иностранцами, и у этого есть своя специфика. Наш бизнес – сезонный. Получается, что в этом году из-за пандемии сезона не было. Особенность ситуации заключается также в том, что в феврале мы еще думали, что все хорошо, продолжали платить деньги команде, собирать с туристов предоплату, пускать ее в операционные расходы. Но дальше мы остались без поступлений, и получился разрыв в cash flow. Было сложно и в финансовом, и в эмоциональном плане. Но в итоге жизнь как-то все расставила на места. Мы открыли Школу Ответственного туризма, начали работать с российским бизнесом.

– Расскажите о новой школе. Чему и как вы там учите?

– Сейчас идет набор на первый поток, и обучение, согласно требованиям времени, будет проводиться онлайн. Эта школа для представителей индустрии: туроператоров, музеев, гостиниц, мест притяжения туристов. Каждый проект или бизнес приходит с уже существующим продуктом или даже с идеей продукта, и мы смотрим, как мы его можем реализовать в рамках устойчивого туризма. Наша задача – привести студентов к пониманию того, в какой точке они в этом смысле находятся и куда из нее двигаться дальше.

Это не первая образовательная программа, которую мы делаем. Раньше мы ежегодно делали похожую программу для гидов. Наши программы очень интерактивны и ориентированы на практику. Нам также важно, чтобы участники наших программ общались и взаимодействовали друг с другом и чтобы уже на выходе у них рождались какие-то совместные проекты.

– Как вы определяете критерии ответственного туризма? Какие туры к нему относятся, а какие нет?

– Первый критерий – поездка должна поддерживать местную экономику. Если мы привозим туристов в деревню, нам важно, чтобы они потратили там какие-то деньги. Вот, например, приезжают туристы со своим гидом в деревню, где им нечего купить, некому заплатить, просто смотрят вокруг, и все. Фактически они просто используют ресурсы этого места. Наша задача – построить такой маршрут, чтобы от него получало выгоду местное сообщество. Создать ситуацию, когда туризм способствует развитию места, улучшает быт местных жителей. Тогда те начинают оптимистичнее смотреть на жизнь и еще больше ценить и любить место, в котором живут.

Второй отличительный критерий ответственного туризма – это бережливое отношение к природе, ресурсам.

Третий момент – забота о культурном наследии. Это и музеи, и то, как они преподносят информацию. Сюда же относится нематериальное культурное наследие – традиции, умения, ремесла. Ты приезжаешь куда-то, и у тебя есть возможность купить местный сувенир, поучаствовать в мастер-классе – в общем, каким-то образом соприкоснуться с тем, что является отличительной особенностью этого места, и помочь сохранить это наследие.

В России много интереснейших музеев, природных заповедников, которые многое делают для сохранения культурного и природного наследия. Наша задача – разработать для туристов такие варианты взаимодействия с ними, чтобы встреча прошла интересно и с наименьшим воздействием на окружающую среду. Экскурсии, специальные маршруты, мастер-классы, лекции – все эти способы взаимодействия с туристом нужно продумывать на профессиональном уровне, держа в голове основные принципы ответственного туризма.

– На каком уровне ответственный туризм сейчас находится в России? Можете ли вы назвать основные направления, где он развивается особенно хорошо, и где встречается со сложностями?

– Приведу в пример нашу компанию. Мы возим наших туристов в деревню Малый Турыш на Урале. Она очень маленькая. Но в деревне есть свое небольшое производство крем-меда. Наши туристы идут туда на экскурсию, наблюдают процесс производства, общаются с местными жителями, узнают их культуру. Они расспрашивают людей об этой деревне, о том, как живет сейчас российская глубинка. И напрямую, рублем, их поддерживают, приезжая туда и живя там. Я бы назвала это классическим примером ответственного туризма. В итоге и туристы счастливы, и местным это дает большую поддержку, приносит удовольствие от общения и интереса со стороны иностранцев.

В Москве в свои экскурсии мы стараемся включать посещение социально значимых проектов. Например, во время экскурсии по Москве мы приводим наших туристов в магазинчик на «Артплее», который продает вещи, созданные художниками-аутистами. То есть путешественник увозит с собой не просто красивый и оригинальный сувенир, но и ощущение, что он поддержал талантливого человека с особенностями. И у путешествия сразу появляется другой, более глубокий, смысл. Но это достаточно сложно – настроить идеальное кросс-секторальное взаимодействие в каждом городе, регионе. Сделать так, чтобы всем этот проект был во благо, чтобы всем сторонам в нем можно было найти выгоду и смысл. И, конечно, чтобы туристу от этого было тоже классно.

В России есть и большие, серьезные проекты, которые занимаются ответственным туризмом. Например, «Большая байкальская тропа». Это некоммерческий проект с волонтерским движением, который существует уже 18 лет.

Люди строят пешеходную тропу вокруг Байкала. И делают это в соответствии с международными стандартами эко-туризма. Это отличный классический пример ответственного туризма и активного вовлечения местных жителей, волонтеров, студентов.

Там же, на Байкале, проводится «Байкальский марафон» – и это отличный пример событийного туризма, когда люди приезжают в какое-то место благодаря событию. Участники марафона съезжаются в зимний сезон, что также очень хорошо с точки зрения разгрузки туристических потоков.

В Ярославской области есть фермеры, которые создали бренд «Яркая Ягода» – варенье из местных ягод. На упаковке рассказана история варенья, написано: «вкусный сувенир из России». Это очень правильно, когда город, деревня, округ улавливает какую-то свою особенность, упаковывает ее в бренд и вокруг этого строит коммуникацию. Причем бренд в данном случае – это и туристические маршруты, и сувениры, и местные продукты.

Ольга Ситник. Философия ответственного туризма

А вот другой пример, довольно забавный, иллюстрирующий, в том числе то, зачем нужна наша Школа Ответственного туризма. Приезжаю я в Калязин. Очень приятный городок, со знаменитой колокольней, которая стоит в водохранилище. Сейчас там запланирована реставрация набережной – в общем, город что-то делает для туристов. Но пока происходит следующее: я захожу в местную лавочку и хочу купить красивый платок. Как ответственный турист, я спрашиваю: «А где этот платок произведен?». И мне бодро говорят: «Ну… В Пятигорске!»

И я понимаю, что для продавщицы вообще нет никакого диссонанса в том, что она продает платок из Пятигорска в Калязине. Конечно, хорошо, что этот платок не в Китае сделан, это уже большой шаг в сторону ответственного производства и ответственного туризма. Но у продавщицы в картине мира пока нет даже этой идеи, что правильнее продавать что-то, сделанное именно здесь, в этом городе. Для того, чтобы развивать ответственный туризм, нужно приложить усилие и найти что-то уникальное и нужное, что есть именно у тебя, в твоем городе, свою особенность, то, что будет отличать тебя от всех остальных. Быть может, реанимировать какую-то традицию, уходящую корнями в века, и начать с этим работать. Но это затраты, и не только финансовые. Я даже думаю, что деньги здесь не всегда первичны, а первична как раз людская инициатива. Но у меня очень позитивное ощущение сейчас в этом плане.

Мы, россияне, в 2020 поехали путешествовать по России и буквально вынудили, в хорошем смысле, местные туристические направления к развитию. В моем ближайшем окружении практически все этим летом где-то побывали: на Алтае, в Дагестане, Чечне, Карелии, Мурманске, Сочи.

При этом примерно 90% тех, кого я об этих поездках расспрашивала, говорили, что все классно – красивая природа, отличная погода, но совершенно непонятно, чем в этих местах заняться. И встречали местные жители их как-то неуверенно.

– Будет ли развиваться туристическая индустрия в регионах? И если да, будет ли этот туризм ответственным?

– Мы занимаемся темой устойчивого туризма c 2013 года. Но мы занялись этим, потому что понимали, что на это есть запрос у иностранных туристов. Мы знали, что немцы, американцы, австралийцы будут искать компанию, которая не просто организует им интересный маршрут, но и расскажет, кого и как они поддержат своим путешествием. Также мы потихоньку прививали эти ценности нашим подрядчикам, определенным образом формировали их пул – чтобы и наши отели, и наши гиды понимали ценности ответственного туризма и были, в хорошем смысле, пропагандистами этих ценностей. Часто наши гиды даже больше, чем мы сами, разбираются в ответственном потреблении и бережном отношении к природе. Наши гиды в большинстве своем молодые люди. Да и мы начинали, будучи довольно юными. Так что наш посыл, наша фишка – именно в том, что критериями устойчивого развития мыслит “young Russia”, новое поколение россиян.

Сегодня те люди, которые раньше летали на выходные в Амстердам, садятся в машину, и едут за 100-200 км от места, где они живут. Я верю в то, что их приезд, их потребности и будут убеждать индустрию развиваться.


Интервью провела: Анна Горяинова, источник: ThinkTravelTech.