Зачем выпускники престижных вузов едут работать в провинцию? …

25-летняя Дулма быстро стала знаменитостью села Ивано-Лебедянь [Тамбовская область]. Нездешний вид и ослепительная улыбка гарантируют ей внимание окружающих. К тому же за полгода молодая учительница успела сменить четыре места жительства.

— Первый дом был очень хороший: теплый, просторный, со всеми удобствами. Но возникли проблемы с хозяйкой — та подозрительно отнеслась к моей «нерусской», по ее выражению, внешности, — рассказала девушка.

На школьном автобусе Дулма перевезла вещи в новый дом. Первый день и там было хорошо: уютно, хозяева очень деликатные — ужас начался ночью.

— Там оказались мыши! А я их панически боюсь. Мыши бегали по чердаку, а я вскакивала от любого шороха, кричала и кидалась тапками в потолок.

После пары бессонных ночей настало кошмарное утро, когда девушка увидела мертвую мышь в ванне, куда собиралась ступить. Съехала учительница в тот же день, но вскоре убедилась, что мыши — не самое страшное, с чем может столкнуться сельский житель.

— В третьем доме было очень холодно. Газовый котел работал, но батареи нагревались еле-еле. Мне потом сказали: дом долго стоял нежилым, и образовалась воздушная пробка. По вечерам я танцевала, чтобы согреться, а спала в лыжных штанах и свитере. Трижды звонила хозяевам, просила наладить отопление, но они так и не пришли. В декабре мои приключения стали самой обсуждаемой новостью в школе, — смеется девушка.

Дулма Борисовна преподает географию и английский язык, изобразительное искусство и музыку. А на переменах играет с детьми в настольный теннис.

Директор предложила ночевать в школьном музее, но тут начались каникулы, и Дулма улетела в Бурятию. А по возвращении перебралась в четвертый дом. Здесь тепло — ободряюще гудит встроенная в русскую печь газовая форсунка — и спокойно.

— Мне нравится. После третьего дома везде хорошо, — улыбается девушка. С отсутствием водопровода и туалетом на улице она смирилась. Тем более брат пригрозил: «Следующий переезд будет домой». Тоскует Дулма лишь по ванне — не той, что с мышью, а обычной, с горячей водой.

— Порой я впадаю в отчаяние, хочется все бросить. Но прихожу в школу — и настроение повышается. Там я чувствую, что полезна, хочу помочь детям стать счастливыми.

Учителей в Ивано-Лебедяни мало, Дулма Борисовна преподает географию и английский язык, изобразительное искусство и музыку. На переменах играет с детьми в настольный теннис, после уроков бежит с ними наперегонки к школьному автобусу. Эта обязанность — собирать детей по утрам и развозить их после занятий — появилась в ее жизни как-то незаметно. Сперва молоденькую учительницу попросили выручить на пару месяцев. Они прошли, настал новый год, потом весна, а Чибакова по-прежнему встает на час раньше, а возвращается домой на несколько часов позже других учителей. Ей приходится дожидаться, пока в классах кончатся занятия, а потом объезжать все шесть сел, где живут ученики. На робкую просьбу избавить от «автобусной повинности» директор удивилась: Дулма Борисовна, вам же доплачивают. Действительно, работа кондуктором в школьном автобусе добавляет к зарплате девушки 120 рублей.

— Вы молодая, живете одна, а у нас дети и внуки, — выложила директор следующий аргумент. В общем, не договорились.

Дулма зарабатывает в месяц около 45 тысяч рублей. Пять отдает за квартиру, еще три уходит на еду — в основном овощи и фрукты. Соленьями ее бесплатно снабжают соседи. Четыре тысячи Чибакова оставляет в тамбовских кафе, походами в которые изредка балует себя. 2500 рублей она тратит на канцтовары и учебные пособия, 1000 — на связь. Ежеквартальная поездка домой забирает еще 20 тысяч. Оставшееся откладывает на подарок маме.

— Отца давно нет, мама всю свою жизнь посвятила нам, дальше Бурятии никогда не выезжала. Летом я хочу подарить ей путешествие в теплые края — в Грузию.


Из истории вопроса

Земские школы появились в России в результате реформы 1864 года, когда были учреждены собственно земства — органы местного самоуправления. Земства имели право самостоятельно отбирать учителей для своих школ. Как правило, земскими учителями становились выпускники прогимназий, епархиальных училищ — то есть люди со средним образованием. По происхождению большинство из них были выходцами из семей крестьян и церковнослужителей.

Заработок земского учителя повышался в зависимости от выслуги лет. Назвать определенную сумму сложно, ведь доход учителей в разных губерниях и в разные годы был различен (земства просуществовали до 1918-1919 годов). Но, например, в конце XIX века средний заработок молодого земского учителя был раза в полтора выше, чем заработок фабричного рабочего. Земские учителя считались государственными служащими, в мирное время они не подлежали воинской повинности, после 25 лет стажа получали пенсию (в отличие от рабочих и крестьян).

Школы были двух типов: одноклассные и двухклассные. В одноклассной земской школе, в единственной классной комнате, один учитель одновременно обучал детей разного возраста (8-12 лет). Как правило, в такой школе было до 50 учеников. Курс в ней длился три года. В двухклассной школе обучение длилось четыре года, учителей было двое, классных комнат тоже две, а детей могло быть более 50.

Также в «штат» земской школы обычно входил сторож.

Содержались школы совместно как земствами, так и крестьянской общиной. Жалованье учителю платило земство, но жильем его обеспечивала община, также община оплачивала строительство здания школы, ее отопление и ремонт.


Паспорт школы