Mikhail Krivonosov, famous business consultant and independent director, devoted his article to neuroscience and coaching mechanisms. Coaching as a presentiment. Михаил Кривоносов, известный бизнес-консультант и независимый директор, посвятил свою статью нейробиологии и механизмам коучинга. Коучинг как предчувствие.

ARTICLE [Russian; Translation Support]


Слова «коуч», «покоучить» (to coach) за пару десятков лет достаточно прочно вошли в нашу профессиональную и личную жизнь. Очень много тех, кому за это время коучинг, как продаваемый коммерческий продукт (или услуга; думаю, что уместно использовать оба этих термина) успел помочь в решении личных, семейных или профессиональных вопросов. Но много и тех, кто просто с ним соприкоснулся (более-менее осознанно сам решил нанять коуча или на работе предоставили такую возможность), но никакого реального эффекта не получил, только осадок недопонимания какой-то остался. Либо даже тех, кому коучинг принёс ощутимый вред, в том числе и вполне материальный.

Про нерадивых коучей в русскоязычном фольклоре уже успело сложиться множество анекдотов. Но так как барьер входа в профессию достаточно низкий (есть множество местных и иностранных провайдеров с разной степенью громкости своих названий, после краткосрочного обучения у которых можно получить сертификат с надписью «Коуч» даже безотносительно наличию предыдущего основного образования), то на рынок предложения коучинговых услуг регулярно выходят всё новые и новые специалисты-коучи.

Нужно признать, что вокруг коучинга, его возможностей, причино-следственных связей в применяемых методах и обеспечиваемых им эффектов до сих пор очень много тумана. Нередко можно встретить выражение «магия коучинга». И именно эта магия позволяет годами заниматься им иногда даже очень специфичным людям, применяя в работе с клиентами (или, как их принято называть, коучи) странные и неоднозначные методы. Такие эпатажные коучи с туманными инструментами своей работы зачастую выставляют чересчур высокие гонорары (которые могут исчисляться одной-тремя или даже десятком тысяч долларов за одну рабочую встречу-сессию). Или даже помимо фиксированных гонораров привязывать их дополнительную часть к изменениям в материальном положении или в бизнесе коучи. И покупатели их услуг находятся. Срабатывает ментальная ловушка: «если так дорого, хоть очень загадочно и непонятно почему, то значит эта волшебная таблетка точно сработает».

Я сторонник убеждения, что для эволюции должны цвести все цветы. И верю, что, как обычно и случается с рынками новых услуг, на русскоязычном рынке дальше укоренятся профессиональные стандарты подготовки коучей и оказания коучинговых услуг. Зная о том, что делается несколькими объединяющими коучей ассоциациями, хочется верить, что осталось не очень долго.

Цели написания этой статьи:
1. объяснить механику коучинга (как разговорной практики) и обеспечиваемые им результаты, основываясь на современном научном понимании нейробиологов о принципах работы мозга и сознания. Как я считаю, в коучинге нет никакой магии, и наука уже всё хорошо объяснила.
2. как следствие первой цели – сформулировать для заказчиков коучинговых услуг рекомендации (а) по выбору формата и организации самого процесса коучинговой работы, и (б) по выбору персоналии коуча. Конечно же для тех заказчиков, кто всё равно предпочтёт работать с магическим или чересчур эпатажным коучем, всегда будет оставаться такая возможность.

Статья получилась большая, состоящая из нескольких частей. «Между делом» её лучше не читать. Но, надеюсь, инвестированное в ознакомление с ней время и внимание сэкономят читателю в дальнейшей жизни много личных ресурсов.

* * *

Часть 1. Что такое коучинг, его результаты, основные применяемые техники и форматы работы.

Существует множество определений коучинга. Вот некоторые из них.

Wikipedia даёт следующее определение. Коучинг — метод развития, в процессе которого человек, называющийся «коуч», помогает обучающемуся достичь некой жизненной или профессиональной цели. В отличие от менторства, коучинг сфокусирован на достижении чётко определённых целей вместо общего развития.

Международная федерация коучинга (ICF), крупнейшая в мире организация, объединяющая более 40 тыс. коучей из 147 стран, определяет коучинг как процесс, построенный на принципах партнерства, который стимулирует размышления и творчество клиентов, чтобы вдохновлять их на максимальное раскрытие своего потенциала: как личного, так и профессионального.

Вот определение Ассоциации русскоязычных коучей (АРК). Коучинг – организация самостоятельной деятельности дееспособных взрослых граждан по развитию и мобилизации внутренних и внешних ресурсов. Основная цель этой профессиональной деятельности – повышение качества решений и действий по достижению жизненных, профессиональных и деловых целей посредством развивающего диалога с участием независимого специалиста – коуча.

Вот ещё пара подходящих нагугленных определений. Коучинг – это:

  • совместная работа коуча и клиента, построенная по принципу равноправного диалога. В процессе которой коуч, задавая клиенту открытые вопросы, способствует раскрытию его потенциальных возможностей, мобилизации внешних и внутренних ресурсов, творческому преобразованию его личного опыта с целью максимального повышения эффективности деятельности и мышления клиента для достижения им желаемых личных и профессиональных целей.
  • методология эффективной работы по качественным изменениям в жизни человека, не только через постановку целей, но и через работу по созданию и укреплению новых нейронных связей, отвечающих за привычки, автоматические действия, эмоции, индивидуальные мыслительные процессы и убеждения. Тем самым давая возможность человеку актуализировать новые для него сценарии, ранее кажущиеся невозможными, и получить новые значимые результаты в своей жизни.

В качестве примеров результатов коучинга в решении задач и проблем в различных сферах жизни можно привести следующие:

  • Осознаны свои основные ценности, потребности, сильные стороны, таланты, потенциал;
  • Выявлены и зафиксированы свои основные индикаторы успеха в различных сферах жизненного развития;
  • Выявлены внутренние и внешние препятствия и барьеры;
  • Выявлены внутренние и внешние ресурсы;
  • Найдены свои желаемые: род деятельности, профессия, отрасль, тип карьеры;
  • Определены и оценены варианты своих перспектив;
  • Найден путь к балансу между различными сферами жизни: личной, профессиональной, семейной, социальной;
  • Определено понимание как разрешить ситуацию, проблему, конфликт;
  • Возникло понимание чему и как надо учиться;
  • Разработан и начал воплощаться план действий по достижению намеченных целей;
  • Обретено душевное равновесие и прилив энергии от ощущения правильности выбранного пути.

Считается, что хорошая работа коуча должна непременно сопровождаться получением клиентом такого эффекта как инсайт. Понятие инсайта (от англ. insight – проницательность, проникновение в суть, прозрение, внезапная догадка) – было введено в обиход в 1925 г. американским психологом немецкого происхождения Вольфгангом Келлером. Оно обозначает внезапное нахождение решения для проблемной ситуации. Специфика инсайта в том, что решение задачи происходит неожиданно, как незапланированное озарение – путём постижения ситуации в целом, а не в результате анализа и продумывания. Многими коучами механика помощи своему клиенту в получении инсайта представляется как некая магическая авторская технология, за которой нужно обращаться только к ним и с непременно очень высоким гонораром. Дальше в этой статье я покажу, что в этой механике нет совершенно никакой магии, и получение инсайтов с позиций современной нейробиологии объясняется достаточно просто и прозаично.

Палитра техник, применяемых разными коучами, достаточно широка, но наиболее популярные и массовые из них всё же перечислить можно. Это:
1. Открытые вопросы (на которое нельзя просто выбрать один из предложенных спрашивающим вариантов ответа) – они заставляют человека задуматься, порассуждать вслух, по-новому взглянуть на сложившиеся обстоятельства.
2. Техники обратной связи. Такие как расспрашивание, уточнение, перефразирование, отражение чувств, резюмирование. Они позволяют детально вербализировать внутреннюю картину интересующей клиента ситуации, и услышать её «из внешнего мира» с помощью собеседника, заинтересованного в исследовании и непредвзятого в получении какого-либо определённого выбора решения.
3. Шкалирование – оценка положения дел или эмоционального состояния в анализируемой жизненной ситуации (по любой понятной клиенту шкале: например, от 0 до 5, или от 1 до 100). Этот шаг нужен для глубокого понимания настоящего и для грамотного формулирования целей.
4. «Колесо баланса», или «колесо коучинга», используемое для расставления приоритетов: в разделенном на сектора круге обозначаются разные сферы жизни. Клиент делает оценку своего состояния в каждой из сфер и наглядно видит, каким областям требуется повышенное внимание.

Формат работы коуча с клиентом может отличаться по следующим основным параметрам:
1. Одна встреча-сессия или серияПродолжительность одной сессии от 40-50 минут до 1,5-2 часов.
3. Личная встреча (оффлайн на территории у клиента: в офисе, дома, либо в рабочем кабинете коуча) или дистанционная посредством разных коммуникаторов (онлайн: Skype, Zoom, телефонный звонок).

Важным условием для любой коучинговой сессии является отсутствие отвлекающих факторов (посторонние шумы и визуальные отвлечения, срочные звонки и сообщения, необходимость покинуть рабочее пространство встречи на некоторое время из-за каких-то внешних обстоятельств, и т.п.). Встреча должна походить в тихом и психологически комфортном пространстве, где созданы все возможные условия для работы над вопросом клиента.

Спойлер: наиболее результативным форматом коучинга я считаю работу из серии 8-12 встреч, с интервалом между ними в одну неделю, продолжительностью каждой встречи не более 1,5 часов, в оффлайн-формате (личных), в рабочем кабинете коуча. И в этой статье я обосную далее этот свой выбор.

* * *

Часть 2. Взгляд нейробиологов: что такое человеческий мозг, как он эволюционирует и как взаимодействует с физическим телом.

Взрослый человек состоит из примерно 100 триллионов живых клеток (и этих клеток у него 230 различных типов). Что такое цифра 100 триллионов? Это 100 тысяч миллиардов, или число 10^14. То есть клеток в каждом взрослом человеке на планете Земля примерно в 13 тысяч раз больше, чем всех 7,8 миллиардов жителей на ней.

Кстати. Если посчитать число всех живых клеток в организмах всех жителей планеты, то получится чуть меньше 8 х 10^23. Если теперь посмотреть вверх в небо – то в нашей галактике Млечный путь находится от 200 до 400 млрд. звёзд. То есть 2-4 х 10^11. А общее число галактик в наблюдаемой части Вселенной оценивается сейчас как 2 триллиона, или 2 х 10^12. Если перемножить эти две цифры, то общее число звёзд во всех галактиках в наблюдаемой нами части Вселенной получается 4-8 х 10^23. Забавно, что количество всех живых клеток в организмах homo sapiens на планете получается сопоставимо с количеством всех звёзд во всех наблюдаемых нами галактиках Вселенной.

Вышеприведенные цифры настолько колоссальны, что сложно укладываются в обывательские мысли. Но одна человеческая клетка сама по себе – это тоже очень сложная система, состоящая из множества разных «кирпичиков», между которыми ежесекундно идёт множество химических реакций. Чтобы нагляднее представить состав одной клетки – поищите изображения в интернете. Например, загуглите «3D модель человеческой клетки».

Этой огромной, сложнопостижимой целостностью организма из многих сотен миллиардов взаимодействующих между собой разных кирпичиков, который сам по себе постоянно растёт и эволюционирует в течение всей жизни, и его реакциями на стимулы и постоянные изменения во внешней среде нужно как-то безостановочно управлять, поддерживать равновесие для жизнеспособности. Чтобы представить современное понимание этих процессов – загуглите, например: «общая схема метаболизма человеческого организма», и попробуйте поразбираться в найденных картинках. Думаю, что после этого вы будете проще воспринимать большинство бизнес-процессов и управленческих концепций, например таких как «Управление по KPI» или «Разработка годового бюджета компании». Да и вообще будете проще относиться к своей профессиональной и прочим видам деятельности, попадающим в поле вашего сознательного внимания.

Итак, организм каждого из нас постоянно занят поддержанием гомеостаза. Этот термин (от греческого homois — «стабильный», «одинаковый» и stasis — «стояние», «неподвижность») дословно означает «одинаковое состояние», его ввел в употребление в 1932г. американский физиолог Уолтер Кеннон. Гомеостаз: это способность открытой системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия. Можно и проще: гомеостаз — оптимальное стабильное состояние внутренней среды организма и способность его сохранять.

Гомеостатические процессы — это события, происходящие внутри целостного организма; они направлены на поддержание динамического постоянства его внутренней среды. Регулирование температуры тела, давления и химического состава крови – это всё приспособительные реакции, направленные на то, чтобы органы хорошо функционировали, и организм как единое целое прожил как можно дольше.

Вся наша сложная система гомеостаза управляется мозгом, причём совершенно без участия сознания. Сознательная часть работы мозга вообще занимает только очень небольшую его часть. Итак, что же из себя представляет человеческий мозг?

В головном мозге взрослого человека находится порядка 86 миллиардов нервных клеток, называемых нейронами. И ещё примерно столько же не-нейронных клеток. В спинном мозге, кстати, нейронов сильно-сильно меньше – всего лишь 13 миллионов. При этом кора головного мозга, состоящая из двух больших полушарий и обеспечивающая работу сознания и интеллект человека, содержит только 19% всех нейронов. А остальные 81% нейронов находятся в его более глубинных структурах. В сопоставлении с общим числом всех клеток в организме человека получается, что 1 нейрон приходится в среднем на 1100 других клеток организма. Неплохое управленческой соотношение: 1 менеджер на 1100 сотрудников.

Но количество нейронов нашего мозга, которое у всех практически одинаковое, само по себе мало что значит. Для умственных способностей важно не их число, а архитектура и прочность связей между нейронами, называемых синапсами. И вот эти так называемые нейронные сети могут от человека к человеку сильно отличаться, определяя развитость интеллекта. На один нейрон может приходиться в среднем от одной до 10 тысяч синапсов, связывающих его с другими нейронами. Общее число синапсов, связывающих нейроны между собой, в мозге взрослого человека может доходить до 300’000’000’000’000 (триста тысяч миллиардов). То есть синапсов в мозге примерно в 3,5 раза больше, чем всех типов клеток во всём организме. Или примерно в 40 тысяч раз больше, чем всех людей на нашей планете.

Развитие синаптических связей начинается практически с первых моментов после зарождения мозга, ещё во внутриутробном положении, активно идёт в самые первые годы после рождения, замедляется к возрасту 11-13 лет, и в основном заканчивается к 25-30 годам. Каждый раз, когда мы в процессе получения жизненного опыта и обучения узнаем что-то новое, между нейронами возникают связи – синапсы. Нейроны, которые связались друг с другом в результате освоения какого-либо нового опыта, объединяются в группу и образуют сеть. Количество, разветвленность и качество нейронных связей определяют уровень персонального интеллекта. Умный мозг отличается от глупого степенью сложности и разветвленности своей нейронной сети. С учетом упомянутых в предыдущих абзацах цифр миллиардов нейронов в мозге, и их запредельных возможных вариантов сплетений через синаптические связи, – очевидно, что на планете не может быть двух жителей, которые одинаково мыслят и воспринимают мир. Все люди разные!

С момента зарождения жизни и до достижения взрослого возраста в мозге человека формируется два десятка сознательных поведенческих программ удовлетворения потребностей, уникальный сложный баланс которых определяет основу его личности и темперамента. Все они в той или иной степени связаны с удовлетворением трёх базовых инстинктов: (1) самосохранения, (2) размножения и (3) социальной иерархии. Кто-то в жизни становится более любопытен, для кого-то очень важно быть лидером, кто-то более свободолюбив, кому-то очень важно всегда чувствовать себя в полной безопасности. Потребности всегда конфликтуют между собой, конкурируя за одни и те же энергетические ресурсы организма.

Психогенетические исследования, которые начались еще в XIX веке, для очень многих характеристик нашей личности (в том числе связанных со сферами потребностей и темперамента) дают весьма однотипную картину:

  • примерно на 50% их проявления зависят от генов (наследственность родителей);
  • на 25% — от пренатального периода развития эмбриона;
  • и только на 25% — от развития после рождения, причём определяющую значимость имеют ранние годы развития.

Скорость работы мозга каждого конкретного человека, его способность быстро соотносить и анализировать информацию, способность находить нестандартные решения, ясность мышления – все это является выражением степени сложности и разветвленности связей между нейронами, которые успели сформироваться за период развития организма с учётом уникального баланса его поведенческих программ.

Электрохимические импульсы в молодом, активно обучающемся мозге двигаются по синапсам достаточно медленно – со скоростью 3–7 м/с, и поэтому требуют большого расхода энергии. Однако к 25-30 годам поэтапное построение нейронных сетей, формирующих все поведенческие программы человека, завершается. И для снижения расходов энергии в мозге для сформированных нейронных сетей предусмотрено образование миелиновых оболочек вокруг отростков нервных клеток (изоляторов, состоящих из клеток глии). В результате скорость движения импульсов многократно возрастает – до 120 м/с. При этом способности обучаться, образовывать новые синаптические связи и формировать новые нейронные сети (так называемая нейропластичность) остаются у мозга и дальше на протяжении всей взрослой жизни. Но эти процессы требует от мозга уже более существенного расхода энергии.

Вообще для понимания механики получения коучинговых эффектов важно хорошо запомнить, что содержание мозга для организма на протяжении всей его жизни энергетически является очень дорогим процессом. При собственной массе ~2% от всего организма мозг забирает на себя 20-25% всей энергии (то есть он в ~10 раз энергозатратнее остальных органов), а у младенцев этот показатель достигает 60%.

В связи с высокой энергозатратностью – эволюция настроила работу мозга так, чтобы он стремился сэкономить везде, где только можно.
1. В восприятии внешних стимулов и в собственном поведении мозг ещё начиная с детства вырабатывает стереотипы, привычки и автоматизмы (которые не требуют большой аналитики на принятие решений и скоординированные действия, так называемые динамические стереотипы). Эта работа завершается примерно к 35 годам. Начиная с этого возраста мозг предпочитает выбирать наезженные проверенные маршруты, не особо интересуясь тем, что уже могли появиться более удобные и интересные новые маршруты. И даже если с такими маршрутами он где-то сталкивается, но при этом у него нет явной необходимости ими пользоваться, то вряд ли на них ступает и продолжает пользоваться уже известными.
2. При наличии выбора чем дальше заняться в удовлетворении своих потребностей, мозг всегда выбирает для решения более простую задачу, склонен лениться, избегать сложности, забывать, искажать объективность восприятия. Лишь бы не утруждать себя лишним.

Ещё известный русский физиолог И.П. Павлов обнаружил, что нарушение привычного для животного (а человек является социальным животным) стереотипа вызывает у него массу негативных эмоций (таких как тревога, страх). Но возобновление стереотипа сопровождается положительными переживаниями.

Пара слов об информационных взаимоотношениях мозга и сознания между собой

В течение нескольких десятилетий в середине XX века ученые во множестве экспериментов в разных странах мира измеряли: сколько информации в секунду фактически собирает наш мозг от внешних стимулов? и сколько из неё может воспринимать человеческое сознание? Помня, что помимо внешней, мозг также использует колоссальный объем внутренней информации из разных частей организма для поддержания его гомеостаза (но эта информация в сознание не попадает).

Мы можем измерить, сколько информации поступает через наши органы чувств. Это можно сделать, просто сосчитав, сколько рецепторов содержит каждый орган чувств: сколько зрительных клеток в глазу, сколько чувствительных точек есть на коже и сколько вкусовых почек — на языке. Затем мы можем подсчитать, сколько нервных соединений посылают сигналы в мозг и сколько сигналов в секунду посылает каждое из этих соединений.

Глаз посылает в мозг по меньшей мере 10 миллионов бит каждую секунду (и этот поток составляет ~90% всей получаемой мозгом внешней информации). Кожа посылает ещё миллион бит в секунду, ухо — 100 тысяч бит, наши обонятельные сенсоры — еще одну сотню тысяч бит в секунду, наши вкусовые почки — возможно, тысячу бит.

Сколько же из суммарных 11 миллионов бит информации, ежесекундно доступных мозгу через упомянутые пять органов чувств, обрабатывается на сознательном уровне? Ответ вас скорее всего впечатлит: максимум 40 бит (а в некоторых случаях – и от 1 до 10 бит).

В 1965 году Дитрих Тринкер, немецкий психолог, читал лекцию по случаю 300-летней годовщины основания Университета Киля: «Только миллионная доля того, что видят наши глаза, слышат наши уши и того, о чем информируют нас наши остальные органы чувств, появляется в нашем сознании».

«Метафорически, — продолжает он, — сознание можно сравнить с прожектором, который резко выделяет лицо одного актера, в то время как все остальные люди, костюмы и декорации, находящиеся на большой сцене, теряются в глубокой темноте. Конечно, этот прожектор может двигаться — но требуется много времени, чтобы лица всех участников массовки, одно за одним, появились из темноты».

Мозг, конечно же, обрабатывает весь входящий информационный поток. Косвенными свидетельствами этой его работы являются, например:
(а) сновидения, сценарии которых не поддаются объяснению и прогнозированию;
(б) внезапные озарения, интуитивно найденные верные решения в сложнейших задачах.

О результатах этой работы и о применяемых алгоритмах мозг не ставит в известность сознание, и никак о ней вообще не сообщает. А наука ещё не научилась распознавать: что и как именно он делает.

Говоря о выделении мозгом значимой информации из всего внешнего потока, нужно упомянуть ещё и нейронную модель процесса внимания, предложенную выдающимся российским физиологом Евгением Николаевичем Соколовым в 1986 году. Он пришел к выводу, что, когда нейроны‑детекторы засекают новый стимул, в мозге формируется модель этого самого стимула. И когда в следующий раз в мозг приходит тот же сигнал (например, очередной шелест проезжающей машины под окном), нервная система как бы сравнивает пришедший сигнал с той моделью, которая была получена до этого. И если параметры совпадают, то и рефлекс вытормаживается: сначала мы реагируем на сигнал менее внимательно, а потом и вовсе перестаём обращать внимание. Это такая защита мозга от перегрузки однотипными (ничего не значащими) стимулами. Ведь любое реагирование требует затрат ресурсов, а их надо экономить. Вот здесь и кроется одно из главных коварств нашего мозга. Этот механизм универсален. Мы теряем возможность реагировать на типовые стимулы, модели которых уже создал ранее наш мозг, и которые он по своим, не попадающим в наше сознание соображениям, начинает считать «неинтересными».

По оценкам некоторых нейроэкономистов, более 90% всех принятых решений приходят автоматически, опираясь на эмоции. Мозг в большинстве случаев даже не позволяет сознанию заметить и объективно проанализировать каждую ситуацию с уникальным набором обстоятельств, и выработать в ней наиболее рациональное сознательное решение. Причём даже небольшое изменение общего эмоционального состояния человека может сильно повлиять на принимаемое им решение.

* * *

Часть 3. Как наш мозг и сознание взаимодействуют с другими личностями в социуме?

В этой части статьи рассмотрены три системы нейронов (расположенных в различных частях мозга), взаимосвязь которых определяет механику и возникающие результаты коучинговой работы:
1. Дофаминовая система;
2. Зеркальные нейроны;
3. Дефолт-система мозга.

Дофаминовая система

Импульсы между нейронами мозга передаются через связывающие их синапсы с помощью биологически активных химических веществ – нейромедиаторов. Одним из таких нейромедиаторов является дофамин, играющий важнейшую роль в мотивации и степени активности организма.

Иногда в популярной литературе дофамин называют гормоном счастья. Но с точки зрения нейробиологии это не так. В организме эволюцией всё устроено функционально, и никаких гормонов счастья учёными до сих пор не обнаружено.

Вопреки обычным представлениям дофамин отвечает не только за ощущение счастья и экстаза. Он помогает регулировать все наши эмоции, вплоть до сильнейшего отвращения и чувства необоснованного беспокойства. Главная функция дофамина заключается в создании определенного состояния, характеризующегося возбуждением, приливом энергии.

Нейробиолог Вольфрам Шульц, который исследовал дофаминовые системы в 70-х годах в Кембриджском университете, назвал дофаминовые нейроны предсказывающими. Каждый раз, когда вы испытываете какую-то эмоцию – страх, радость или разочарование, – дофаминовые нейроны анализируют ситуацию и выясняют, что ей предшествовало, что вызвало эти эмоции. А затем фиксируют эту информацию в памяти (даже если на сознательном уровне вы этого не помните). И потом, когда вы попадаете в сходную ситуацию, они предсказывают, основываясь на прежнем опыте, какую эмоцию вы испытаете в результате. Если негативную – мозг учитывает эти предсказания и предпринимает действия, чтобы избежать этой ситуации. Если позитивную, то, наоборот, подталкивает к попаданию в такую ситуацию.

Дофаминовый сигнал – нечто вроде индекса мозговой самооценки. Мозг постоянно подсчитывает, насколько успешно то, что он только что сделал, и реагирует на это усилением или ослаблением дофаминовых порций. Выброшенный дофамин помогает усилить только что сработавшие, «успешные» соединения между другими нейронами, благодаря чему постепенно формируются навыки и привычки.

Вообще эволюция придумывала наш мозг не для бесконечного счастья и ощущения удовлетворения. Наоборот, природа постоянно преподносила нашим предкам дискомфортные «сюрпризы» в виде стихийных происшествий, опасных хищников, засух, морозов и так далее. И в ответ на них программы мозга были настроены на стремление к состоянию комфорта и расслабленности посредством бегства от дискомфорта (или через удовлетворение насущных потребностей). Если у нас возникает потребность в пище и сигнализирующее о ней чувство голода, то должна возникнуть сопутствующая мотивация двинуться добывать пищу в холодильнике, а если её там не окажется – то дальше в супермаркет или в общепит.

Если для удовлетворения насущной потребности в мозге вырисовывается прогнозируемо успешная последовательность действий (опирающаяся на уже сформированный опыт), то мы испытываем ощущение некоторого удовольствия. Это и есть работа дофаминовой системы. Вообще мозг очень любит по находящимся у него в приоритете поведенческим программам доводить дело до конца и ставить галочку о своей успешности. Завершение любого дела он отмечает наградой – выбросом серотонина, так называемого гормона радости. То есть, если мозг видит, что в результате некоторой последовательности действий он получит вознаграждение, то он уже предчувствует удовольствие.

Но если цель, которую нам нужно достичь, очень глобальна или очень далека, внешняя обстановка и доступные нам ресурсы не до конца изучены, и путь к её достижению ещё не очевиден и сопряжен с множеством неопределенностей и рисков, то на наш мозг нападает страх. И как следствие – мы всячески избегаем этой цели: мозг начинает придумывать рациональные объяснения почему она уже не так для нас и актуальна, или что начало действий можно отложить так как есть более насущные потребности, или вовсе о ней забывает.

Как знание о работе дофаминовой системы используется в коучинге?
1. Большой путь к достижению глобальной или далёкой цели (например, организации и управления сложным большим проектом) разбивается на максимальное количество мелких, простых, безопасных шагов, которые можно реализовывать последовательно. При этом ближайшие шаги можно детально и понятно спланировать с высокой вероятностью достижения по ним промежуточных результатов.
2. Применение шкалирования (введения «системы координат» для описания текущего и желаемого будущего состояния) позволяет оценивать прогресс движения по выделенным мелким шагам. С пониманием, что вслед за оценкой достигнутых результатов каждого шага можно будет более детально спланировать каждый последующий (и внести нужные на тот момент корректировки).

В итоге мозг видит путь к достижению результата по первому шагу и вырабатывает дофамин, формируя в сознании эмоцию поддержки вашего плана. Мотивация действий никуда не исчезает. Кроме того, так как нам удается победить страх изначальной неопределенности и неочевидности достижения далёкой цели, то мы испытываем положительные эмоции. А следом, по результатам выполнения шага (даже если цель ещё остаётся по-прежнему далёкой) – мозг получает ещё и серотониновое вознаграждение и мотивирует нас выполнить такой же цикл для следующего шага.

Зеркальные нейроны

Эмпатия, сочувствие, сопереживание – это не психологический механизм, а физическое свойство вашего мозга. Оно обеспечивается специальными, так называемыми, зеркальными нейронами.

Впервые зеркальные нейроны были обнаружены у обезьян в 1992 году во время исследований, которые проводили итальянские учёные из Университета Пармы. Если одна обезьяна ела банан или арахис, то в мозге второй обезьяны, наблюдающей за первой, происходили очень похожие процессы.

Позже зеркальные нейроны были обнаружены у людей. Зеркальный нейрон — это клетка, которая активируется как при выполнении определенного собственного действия, поведенческой программы, так и при наблюдении за выполнением аналогичного действия кем-то другим.

В целом современные нейробиологи считают, что зеркальные нейроны обеспечивают:
a. подражание на двигательном уровне, то есть повторение отдельных моторных актов и целостных двигательных программ;
b. подражание на эмоциональном уровне, то есть вхождение в то же эмоциональное состояние (эмоциональный резонанс, или, как еще говорят, «заражение эмоциями»);
c. на уникально-человеческом уровне — вербально-когнитивное подражание; мы можем переносить в свой мозг некоторые аспекты той картины мира, которая сформировалась в мозге другого человека, и это, конечно, самый сложный вариант подражания.

Говоря по-другому, задача зеркальных нейронов – повторение ощущений другого мозга. Вероятно, они были созданы эволюцией для того, чтобы подражание позволяло учиться не за счет собственных проб и ошибок, а перенять информацию у более зрелого, более знающего мозга.

В некоторых исследованиях зеркальных нейронов выяснилась важная их особенность: у слушающего (и наблюдающего) они не бездумно реагируют на эмоцию или действие, а просеивают информацию через весь предыдущий полученный опыт.

Почему система зеркальных нейронов важна для коучинга?

1. Если клиент рассказывает коучу о своём опыте, относящемуся к вопросу их совместной работы в коучинге, то коуч не просто внимательно слушает этот рассказ и сопереживает. Он, по сути, имеет возможность эмоционально лично проживать этот опыт вместе с клиентом.

2. Но так как восприятие мира и ситуаций в нём у коуча отличается от клиентского, то его мозг может обработать ситуацию клиента по-другому. И в результате вернуть клиенту свои интерпретации в виде проясняющих вопросов, ассоциаций, переформулирования, обобщений, резюмирования.

3. А зеркальные нейроны клиента, настроенные в свою очередь на коуча и на его интерпретации, могут уже по-другому увидеть свой изначальный материал по исследуемому вопросу; может быть даже увидеть его как вообще сторонний материал. Такой двойной фильтр исследования клиентского вопроса позволяет существенно дополнить взгляд на него, подсветить избегаемые в обычной мыслительной работе по нему аспекты, и расширить варианты поиска решений. В том числе и с помощью ещё одной системы – Дефолт системы мозга, о которой поговорим дальше.

Что важно для того, чтобы зеркальные нейроны коуча смогли включиться в коучинговом взаимодействии с клиентом? Я считаю чрезвычайно важным:

a. Наличие у коуча сопоставимого опыта или похожих ситуаций (житейских и профессиональных, в соответствии со спецификой клиентского запроса). Коуч должен «знать язык», то есть иметь возможность понять те обстоятельства ситуаций и те проживаемые чувства, о которых ему рассказывает клиент. Иначе он просто не сможет настроиться с ним на ту же волну, и его шаблонное задавание открытых вопросов плюс неуклюжие интерпретации и метафоры невпопад –вряд ли смогут привести к хорошим результатам работы.

b. Наличие контакта максимально доступным числом рецепторов между коучем и клиентом. Информация по исследуемому коучинговому вопросу передаётся клиентом не только голосом. Важны также динамика позы и микродвижения тела, мимика, голос во всех его характеристиках. Мозг коуча должен иметь возможность считывать информацию о клиенте в динамике всего времени совместной работы. Причём, как мы выяснили в части 2 этой статьи, в сознание коуча попадёт только малая часть собранной им информации. Её основная часть будет обработана мозгом коуча опираясь на его предыдущий опыт без участия сознания. Очевидно, что онлайн формат удалённых коучинговых сессий, с цифровыми каналами сбора, передачи и выдачи информации, сильно проигрывает формату личных встреч.

Дефолт-система мозга

В 1997м году американским неврологом Гордоном Шульманом впервые была сформулирована революционная гипотеза, подтверждённая в 2001м году и оформленная в подробную теорию его коллегой Маркусом Рэйчелом – были открыты дефолт-системы мозга (ДСМ). Выяснилось, что когда мы отвлекаемся от какого-то конкретного дела и пребываем в состоянии как бы ничегонеделания и свободного полёта мыслей, то на самом деле мы концентрируемся на чём-то очень конкретном внутри себя.

Сформировалась эта система, называемая также сетью пассивного режима работы мозга (СПРРМ), вероятно в далеком эволюционном прошлом Homo sapiens, когда мы еще были стайными. В те времена в небольших группах по 120-150 особей наши предки боролись за выживание в жестоком мире. Чтобы не погибнуть поодиночке, им было важно держаться вместе. И для того, чтобы понимать все социальные взаимоотношения внутри стаи и поддерживать её ритуалы и целостность, у наших предков в мозге и сформировался специальный инструмент – дефолт система.

С тех доисторических времён наш мозг физиологически практически не изменился, а вот список задач в процессе развития цивилизаций значительно возрос и изменился по содержанию. И кроме того, мозг для решения этих задач научился встраивать внешние предметы в схему тела. Когда-то мы взяли в руку палку, и она стала продолжением нашего тела. Благодаря этому мы научились охотиться, ловить рыбу – в общем, стали преуспевающими приматами. Потом мы изобрели железные орудия и тоже встроили их в схему тела, потом ножи, ружья и так далее. А сейчас, в эпоху цифровых технологий, в наших руках всё чаще уже не реальный инструмент, а устройства для работы с инструментами виртуальными. И вот мозг приспособил использование ДСМ уже не только для осознавания и построения своих социальных отношений, но и для работы с абстрактными понятиями. Теперь в добавление к людям он может анализировать и жонглировать ещё и абстракциями, формулами, иконками из соцсетей, графиками проектов.

Уникальность и значимость ДСМ в том, что она обладает сильно более высокими возможностями в решении сложных задач в сравнении с другими системами мозга. В режиме направленного внимания работы над какой-то определённой задачей – наше сознание может удерживать и оперировать одновременно тремя, максимум семью её параметрами. А в режиме пассивного отвлечения, имея изначальную мотивацию на решение задачи (внутренний запрос), наша ДСМ использует уже до 150 параметров. Она связывается с разными хранилищами памяти в коре и сама, без подключения сознания, собирает всю значимую для задачи информацию и крутит её в поисках решения.

Но есть важнейший нюанс использования ДСМ. Для начала её использования мозгу требуется на настройку длительное время, до 20-25 минут. Вероятно, в течение этого периода он собирает и загружает все параметры, которые далее будет комбинировать и искать решение. И если в течение этого периода сознание отвлекается на что-то для него более приоритетное (например, на новое сообщение в смартфоне, что очень нравится нашей дофаминовой системе), то вся настройка ДСМ сбрасывается и потом мозгу нужно начинать заново.

Чем важно понимание возможностей ДСМ для коучинга?

  1. Результаты работы над сложным вопросом (инсайты) могут появиться не только во время коучинговой сессии, но и после неё, когда ДСМ клиента получит возможность как следует проанализировать все его параметры, некоторые из которых были подсвечены коучем во время встречи. Наверное, можно даже заявить и более определённо: настоящие инсайты скорее всего появятся уже после коучинговой сессии.
  2. Если коучинговая работа предусматривает серию встреч, то к каждой последующей встрече ДСМ коуча может подбросить ему материал (идеи, чувства, вопросы для исследования), который он не мог извлечь сознательно и предложить обработать клиенту на предыдущей встрече. Для этого важно, чтобы коуч испытывал реальный профессиональный интерес к клиентскому вопросу, а не просто работал техниками. В качестве метафоры здесь коучинг можно определить как метод распределённых вычислений, когда клиент как бы берёт мозг коуча в аренду для нахождения решения своей задачи.
  3. Серия таких «догоняющих инсайтов» и у клиента, и у коуча в состоянии вывести совместную работу над изначальным вопросом за несколько сессий на очень значимые результаты.

По сути, именно в ДСМ и происходит всё мышление. И каждому человеку важно выработать навык квалифицированного использования этого инструмента для себя.

* * *

Часть 4. Выводы. Как теперь использовать информацию из этой статьи для организации коучинга?

Надеюсь, эта статья понятно иллюстрирует, что наше мышление по своим возможностям сильно превосходит сознание. Более того, многими исследованиями показано, что наш мозг (мышление) склонен нас (сознание) обманывать. Он, руководствуясь своими интересами (приоритетами потребностей, выработанными стереотипами), принимает многие решения раньше нашего сознания. А затем убеждает сознание, что оно само приняло решение, и подсовывает ему все собранные в нужной конфигурации аргументы. Если вам интересно подробнее поразбираться в фокусах взаимоотношений мышления и сознания, то погуглите, например, рассказы Анохина Константина Владимировича (российского нейробиолога, доктора медицинских наук, профессора, академика РАН, директора Института перспективных исследований мозга МГУ).

Также многими исследованиями показано, что собственные решения и аргументы нами воспринимаются как более ценные, нежели поступающие от контрагентов. А аргументы, не вписывающиеся в удобную картину нашего мира, могут запросто игнорироваться мозгом. Истина ему предельно безразлична.

Коучинг, как специальная разговорная практика, позволяет клиенту с помощью коуча:
a. прояснить и более объективно воспринять ситуацию по интересующему его вопросу,
b. и затем выработать для себя субъективно наилучший и аргументированно обоснованный план дальнейших действий, заранее подготовившись к своим реакциям на возможные изменения внешних обстоятельств и отклонения от этого плана.

Наши собственные мысли, переведённые из внутреннего голоса в подобранные формулировки и проговоренные причино-следственные связи, и затем полученные нами из внешнего мира с помощью подробного уточняющего разбора с коучем – звучат для нас совершенно по-другому. Мышление получает возможность переработать их более полно, так как получает эту информацию уже как бы извне. А поступающая извне информация воспринимается как источник потенциальной опасности, поэтому подвергается более критическому анализу.

Для того, чтобы инвестированные в коучинговую работу время и средства клиента позволили провести действительно глубокие аналитические исследования и добиться настоящих инсайтов, я рекомендую придерживаться следующих правил.

1. Личный формат коучинговых сессий клиента и коуча предпочтительнее, чем дистанционный. В личном формате у коуча появляется сильно больше возможностей отслеживать состояние и динамику клиента, задействуя для этого все органы своих чувств (а не только электронную матрицу видеокамеры, развёртку экрана, сжатый и затем восстановленный звук). Основная часть считываемой коучем информации при этом не будет попадать в его сознание, и будет обрабатываться мозгом коуча без его направленного контроля; в том числе и после сессии, в периоды его переключения на бытовую рутину и формального ничегонеделания.

2. Серия из нескольких коучинговых встреч по сравнению с одной встречей способна обеспечить для клиента значимо более высокие результаты. Это объясняется следующими нейробиологическими механизмами:

a. Взаимная настройка зеркальных нейронов коуча и клиента через несколько встреч позволит им в совместной работе:

  • i. быстрее и полнее считывать вербальную и невербальную информацию,
  • ii. возвращать результаты её обработки контрагенту с гарантией более быстрого понимания и использования в работе на последующих шагах.

b. Работа ДСМ (дефолт-систем) каждого по обработке мозгом собранной информации на каждой сессий – будет обеспечивать выработку последующих инсайтов в промежутках между сессиями.

c. Серия сессий (обычно достаточно 8-12 встреч) сформирует у клиента:

  • i. не только обновлённый расширенный целостный взгляд на себя,
  • ii. но и навык для последующей работы над значимыми вопросами (как с самим собой, так и в кругах своего общения).

3. Целесообразная продолжительность коучинговых встреч – от вполне достаточных 50 минут и до максимум 1,5 часов.

a. За этот промежуток времени целенаправленный разговор в состоянии прояснить, проанализировать и обобщить материал клиента по его исследуемому вопросу. Создаваемое коучем в рабочем помещении психологически безопасное пространство, в котором клиент не отвлекается от темы основного вопроса и не имеет возможности уклониться от не всегда удобных для обсуждения с самим собой тем – в современном мире быстрых переключений само по себе уже очень значимо! После завершения сессии – у мозга клиента есть возможность задействовать ДСМ. Если же клиент после выхода от коуча тратит ещё какое-то время на перемещение по городу (на следующую встречу, или на возвращение в офис или домой) и при этом не позволяет себя сразу увлечь в вихрь неотложных дел, то для его мозга эта коуч-сессия всё ещё продолжается.

b. Серия встреч с частотой 1 сессия в неделю позволяет поддерживать высокую мотивацию клиента к работе, и при этом оставлять достаточно времени ДСМ клиента и коуча для обработки результатов каждой сессии и развития дальнейшей совместной интеллектуальной работы.

c. Время на подготовку и дорогу на коуч-сессию может быть превращено клиентом в определённый ритуал, также приносящий дополнительные инсайты.

4. Обязательные критерии, которым должен соответствовать коуч (помимо рекомендаций от известных клиенту людей, кому он может доверять):

a. Наличие у коуча сопоставимого жизненного и профессионального опыта в соответствии со спецификой клиентского запроса. Коуч должен «знать язык клиента», то есть иметь возможность понять те обстоятельства ситуаций и те проживаемые чувства, о которых ему рассказывает клиент.

b. Отсутствие значимых пересечений интересов в жизни коуча и клиента в период их коучинговой работы, и после её завершения. Если, например, клиент будет понимать, что он входит в один и тот же с коучем круг близкого общения друзей, или пересекаются их деловые, семейные или финансовые интересы, то он не сможет чувствовать себя на коуч-сессиях в полной психологической безопасности. А значит, он не сможет полностью проявиться сам по исследуемому вопросу и не даст возможности коучу хорошо выполнить свою работу.

c. Наличие жизненной энергии и искреннего интереса коуча к клиентскому коучинговому запросу. Если это «усталый профессионал», перед которым многие годы мелькает массовый поток коучинговых клиентов, то он, конечно, сможет применить к вашему случаю коучинговые инструменты, и инсайт вам, вполне вероятно, тоже сможет обеспечить. Но, вот, предоставить в ваше распоряжение свою ДСМ для работы над действительно сложным и глубоким вопросом он вряд ли сможет себе позволить.

d. На каждой коучинговой сессии и после неё у клиента должны появляться чувства сопротивления по предлагаемым коучем интерпретациям и обобщениям по исследуемому вопросу. Если коуч только поддакивает и эмпатично поддерживает клиента, то он не создаёт ему возможности разглядеть тёмные углы исследуемого вопроса и взглянуть на всю картину с разных точек зрения.

* * *

В результате за 2-3 месяца регулярных коучинговых сессий человек может, начав с изначального вопроса, так о себе как следует по-взрослому поговорить, как он никогда и ни с кем в жизни до этого ещё не разговаривал. И это может стать очень ярким переживанием, которое для него откроет что-то новое в качестве и результатах дальнейшей жизни.

На этом я завершаю статью. Надеюсь, что собранные в ней цифры, научные факты, соображения и выводы расширят вашу картину мира, и помогут в дальнейшей жизни: вашей и в ваших социальных кругах общения.


Источник: Михаил Кривоносов. Нейробиология и механизмы коучинга (май 2021 г.; vc.ru).