Добиться успеха в российской столице проще, если ты белый и пушистый! Не удивляйтесь, речь идет о кроликах. За пять лет одному предприятию удалось без всяких трюков «с нуля» создать в регионе новую отрасль.

Подмосковной деревне Волково впору менять свое говорящее название: в октябре 2011 года на «территорию волков» вторглись «французские интервенты» – кролики. На ферме «Лелечи» в Егорьевском районе они расплодились и стали известны далеко за пределами Подмосковья.

Источник: журнал «Новое сельское хозяйство».

Дорога в оба конца…

Появлению ушастых иностранцев в Подмосковье предшествовала разведка за рубежом. А началась «история французов под Москвой» вполне традиционно для «нетрадиционного» сегмента рынка: в один не самый прекрасный день на пороге кабинета владельца «Лелечей» Александра Владимировича Кириллова появилась его знакомая.

– Чуть ли не со слезами на глазах она умоляла найти для ребенка крольчатину: на другие виды мяса обнаружилась аллергия, – вспоминает бизнесмен историю предприятия.

Для специалиста, к тому времени уже несколько лет занимавшегося импортом мяса, ситуация на рынке выглядела странно: выбор у покупателя был невелик и, как правило, сводился к поиску «знакомого» фермера. У жителей мегаполисов, впрочем, была альтернатива: порой в крупных супермаркетах появлялась замороженная импортная крольчатина.

– Основной поставщик мяса кролика – Китай. С поставок мяса из Китая начинали и мы. А вот сегодня движение товара идет в обратную сторону: из России в Китай отправляются запаянные в вакуум замороженные шкурки кроликов.

Конечно, тогда, в далеком 2010‑м, о таком развитии даже не думали. «Прощупав» перспективы рынка, решили разводить кроликов самостоятельно! Получили одобрение тогдашнего вице-премьера, курирующего АПК, Виктора Зубкова, подали заявки во все возможные программы, запросили кредит у «Россельхозбанка». Огляделись по сторонам и выбрали местечко в Егорьевском районе, где администрация благосклонно отнеслась к новому бизнесу.

– Купили заброшенный коровник, в типовом здании оставили одни стены, – продолжает рассказ Александр Владимирович. – Сначала земля была в аренде, но теперь уже выкупили в собственность.

В крольчатнике светло. Там, где раньше стояли коровы, разместились шесть рядов двухъярусных клеточных батарей, а система автоматического навозоудаления – знакомый по тем же коровникам скрепер, проходящий под клетками. Вполне комфортная и для человека температура, отсутствие какого‑то специфического запаха…

– Система поддержания микроклимата, как и все остальное, основана на западных технологиях. Перед началом строительства фермы мы объехали Италию, Францию, Испанию. Смотрели, как организовано производство мяса кролика в промышленных условиях. Ведь в Китае мясо кролика – побочный продукт меховой индустрии, а мы нацеливались на мясной рынок. Из пород остановились на мясной новозеландской, поставщика генетики выбрали французского, оборудование – итальянское… Словом, настоящий мультикультурализм. На реализацию идеи, помимо своих средств, примерно половину взяли в кредит у «Россельхозбанка».

Жизнь французского кролика на русском подворье

Сегодня в крольчатнике оживленно. Так уж сложилось, что четверг – самый насыщенный день на кроликоферме. Именно сегодня от французских кроликов требуется то, ради чего они прибыли в далекую снежную Россию, а именно: продолжить род. Служба самцапроизводителя в промышленном кролиководстве отличается от жизни его сородича в обычном фермерском хозяйстве: технология предусматривает искусственное осеменение.

Еще до моего приезда Ольга и Надежда Романенко закончили взятие у самцов спермы, а Галина Суханова оценила ее качество в лаборатории здесь же – на ферме.
– В обычные дни на ферме работники дежурят по двое, в их обязанности входят осмотр поголовья (и при необходимости лечение), контроль кормления, включение системы удаления помета по графику, – рассказывает управляющий фермой Сергей Викторович Демьянов, вместе со мной наблюдающий за работой операторов.

Со стороны их работа выглядит достаточно просто: открыли клетку с назначенной к осеменению крольчихой, достали ее, перевернули на спину, совершили нехитрые манипуляции по осеменению.

– Дело это хоть технически и не сложное, но трудоемкое: масса зрелой крольчихи достигает 5–6 кг. Поэтому одному человеку с данной операцией не справиться. Да и кроликисамцы тоже требуют твердой руки, – шутит Галина.

Самцы тем временем вольготно разлеглись в «отдельных кабинетах – клетках» и на наше появление реагируют спокойно: сегодня на повестке дня осталось только кормление.

– Кролики специализированной мясной породы отличаются своим телосложением, у них мясистая задняя часть тушки, – демонстрирует Сергей Викторович коренастых самцов французского происхождения. – Самым крупным – по 2 – 3 года, хотя некоторых приходится выбраковывать раньше, если начнут жиреть или качество семени ухудшится. А вот крольчихи «служат» 7 – 8 окролов.

Нехитрые вычисления подтверждают, что сегодня в «Лелечах» не осталось ни одного из 1300 «иммигрантов первой волны», закупленных у компании «Гримо Фрер Селесьон» (Grimaud Freres Selection) в октябре 2011 года.

– Первых вы, действительно, не увидите, – смеется Сергей, – но им на смену регулярно прибывают другие: обновление крови необходимо, тем более что в ноябре 2014го года «Лелечи» получили племенной статус.

– Кстати, приезжали и французские специалисты. Учили нас методикам взятия и оценки спермы, искусственному осеменению, – присоединяется к разговору Александр Владимирович. – Так что сегодня эффективность осеменения достигает 90%!

Всё по плану

К первому осеменению крольчихи, которые теперь поступают в маточный состав преимущественно из собственного же ремонта, созревают к четырем месяцам. А дальше их жизнь течет строго по плану.

– Вот, к примеру, сегодня мы осеменили крольчих, значит, через месяц они принесут от шести до двенадцати крольчат, в среднем, считай, восемь голов товарного молодняка, – расписывает местный уклад Сергей Викторович.

Родившиеся крольчата находятся в одной клетке с матерью весь молочный период – полтора месяца, а потом отсаживаются в собственные групповые клетки. За две недели до отъема крольчат самка снова осеменяется. При такой нагрузке крольчиха используется не дольше двух лет, поэтому обновление племенного состава – постоянная статья затрат.

А килограммовый при отъеме молодняк до сдачи на мясо откармливается всего 35 дней. В этот период кролики размещаются по четверо в клетке и успевают набрать еще 1,8 – 2 кг живой массы.

– Тушка массой 1,5 кг – «любимый размер» покупателей: цена вполне подъемная, да и мясо еще не жесткое. Но его еще надо, уметь готовить. Я, например, люблю запеченного в мультиварке, – делится опытом Сергей.

После отправки очередной партии на убой весь ряд клеток подвергается тщательной очистке и дезинфекции и заполняется вновь – как и в других промышленных «водствах» здесь применяется принцип «пусто-занято». От идеи заняться разведением кроликов до получения первой партии мяса прошло ни много ни мало три года. А теперь каждую неделю на убой с откорма отправляется до 900 голов.

За год «Лелечи» реализуют до 750 тонн охлажденной крольчатины, в том числе 250 тысяч – собственного производства, так что знакомой Александра Владимировича достаточно приехать в тот же «Ашан» и выбрать.

– Переговоры с «Ашаном» начались еще в процессе строительства. Прежде чем поставлять товар, мы представляли продукт, опрашивали покупателей у прилавков, что они предпочитают.

Сегодня ассортимент на выходе из убойного цеха широкий: цельная тушка, для более занятых покупателей – «разделка»: задние лапки и спинка кролика, для детского питания предпочитают филе. Отходы тоже не пропадают: их продают для производства кормов для домашних животных.

– Купить можно печень, почки и даже язычки кролика, но это уже дорогой товар для клиентов из ресторанных сетей, – добавляет Александр Владимирович.

Разумеется, чтобы поставлять таким требовательным клиентам, на предприятии внедряется система ХАССП, и с самого начала делали ставку на автоматизацию.

Русская смекалка

Кстати, об автоматизации. Кролики – нежные создания, они не любят ни сквозняков, ни сырости, ни перепадов температур. Поэтому, несмотря на двадцатиградусную стужу за окном, в крольчатнике комфортные 18.C. Но из-за российских морозов французская автоматическая система поддержания микроклимата доставила немало головной боли и кролиководам, и европейским инженерам!

– Европейцы привыкли к зимам, где «минус десять» – редкость, а у нас ниже тридцати может не один день держаться, – вспоминает Сергей Викторович. – Так что автоматика попросту не срабатывала.

Результатом телефонных консультаций с разработчиками и усовершенствований стал патент на «зимнюю версию» микроклиматической установки.

Однако с некоторыми вещами лучше не экспериментировать. Взять те же клетки. Казалось бы, что сложного: оцинкованная сталь, пластиковое дно, крышка, ниппельная поилка, автоматическая кормушка…

– У меня и своя кроличья ферма есть, – опровергает мои впечатления Сергей, – но оборудование стоит другое. Мало того, что постоянно занимаюсь текущим ремонтом, так еще и угадать надо, какого цвета пластик придется крольчихе по вкусу.
«По вкусу» – это только словесный оборот: в клетках используется специальная пластмасса, которую кролик не сможет сгрызть. Оказывается, некоторым крольчихам иной цвет новых ковриков пришелся не по душе, и вместо выкармливания крольчат они пытались избавиться от нежеланного предмета интерьера клетки.

Пищевые консерваторы

Среди процессов, не допускающих вольностей и смелых экспериментов, особое место занимает кормление. Слушая рассказ Сергея Викторовича об ошибках с кормлением, невольно вспоминаю историю неудачного бизнеса на кроликах отца Федора из «Двенадцати стульев». Читали? Все у неуемного предпринимателя шло хорошо, пока соседи не выбросили на задний двор бочку гнилой капусты, и среди кроликов не начался мор. Конечно, до мора в Волково не дошло, но к выбору кормов относятся внимательно.

– Кролики – очень нежные создания. Их мясо потому и является диетическим, чистым, что организм работает как фильтр: если дать что-то вредное, то «фильтр» засоряется и гибнет, – поясняет Сергей Викторович.

Комбикормовых заводов в стране много, но не каждый может выпускать специальные корма для ушастых: линия для кроличьего комбикорма должна быть отдельная, компоненты – в основном травяные.

– «Своего» поставщика кормов нашли не сразу. Один в попытке удешевить корм заменил шрот на барду, и это немедленно «аукнулось» в производстве: у кроликов началось «несварение». Другой был ненадежен в плане сроков поставки, а комбикорм долго не хранится, у третьего в партии обнаружились токсины! – продолжает управляющий.

Но и с этим вопросом все «устаканилось»: последние пару лет корма для «Лелечей» готовит один поставщик в Костромской области на специальной кроличьей линии. Французские рецепты для каждого этапа жизни кролика (беременность, лактация, откорм) доработаны с учетом российских реалий, так что из автоматической кормушки кролик получает гранулы на основе травяной муки, кукурузы, ячменя, разумеется со всеми необходимыми витаминами и минералами.

Кроличий инкубатор

Отточили в «Лелечах» не только рецептуры комбикормов, но и рецепт успеха: опытный персонал, качественный корм, эффективное осеменение, правильный микро-климат, надежное оборудование, собственный убойный цех и налаженные каналы сбыта. Не случайно в «Лелечи» приезжают поучиться кролиководы со всей страны. Конечно, таких крупных ферм (а поголовье маток сейчас составляет 2,5 тысячи) в стране – единицы, но подходы к технологии должны быть едиными.

– Возьмем ту же вакцинацию: многие фермеры-частники были уверены в том, что «им это не нужно», а в 2016 м эпидемия миксоматоза «выкосила» целые стада, – вспоминает Сергей Викторович. – Так что теперь и по этому вопросу за советом обращаются.

Интерес потребителей к охлажденной крольчатине, а коллег по цеху – к обучению натолкнул А. Кириллова на идею создания своего рода бизнес-инкубатора. Выйдя за территорию основной производственной площадки, можно увидеть еще шесть корпусов, которые практически готовы к заселению пушистыми.

Агропарк «Кроликово» – так назвали проект – открыт для желающих попробовать свои силы в кролиководстве под присмотром опытных специалистов. Александр Владимирович разворачивает передо мной концепцию: «Лелечи» обеспечивают новичка маточным поголовьем, консультациями, услугами опытного ветеринара. Закупку проверенных комбикормов и доставку можно делать совместно, и – что немаловажно – открывается доступ к убойному цеху и общим каналам сбыта.

– Знаете, какая проблема поджидает тех, кто начал с десятка кроликов, а потом вошел во вкус? – спрашивает Сергей Викторович и рассказывает о трудностях, с которыми успел столкнуться в бытность свою мелким кролиководом.

На частном подворье много кроликов не заведешь: они чувствительны к скученности. Продавать на сторону можно только животных, забитых в сертифицированном убойном цехе. Да и где еще продавать? Магазин несколько тушек не примет. Не на рынке же стоять?

Так было и с ним самим, пока не стал пользоваться убойным цехом «Лелечей». Да, может быть, продавать на рынке удавалось бы дороже, но время – тоже деньги!

– Я сам – коренной москвич, но с кризисом пришлось поменять сферу приложения сил. Да и семья захотела покинуть надоевший суетной мегаполис, – вспоминает он.
– Жаль, что тогда агропарка еще не было: многих шишек бы не набил.

Кооперативный агропарк дает отличные возможности желающим примерить на себя роль кроликовода, прежде чем начать собственный бизнес «с нуля». Помещения есть, все необходимые разрешения получены, специалисты под боком, сбыт налажен. Осталось только вложиться в маточное стадо и клеточное оборудование… Да и животных с клетками теперь не обязательно везти из-за рубежа: не так давно наладили производство конструкций и в России.

– Хотя цена отечественного продукта все же высоковата, но если уж космические корабли делаем, то и клетки научимся! – оптимистичен Сергей Викторович.

Один в поле не воин

– А не вырастите ли вы конкурентов, создав тепличные условия для стартапа? – задаю я вопрос «с подвохом» владельцу бизнеса Александру Кириллову.

– В странах Европы потребляют до 2 кг крольчатины на душу населения, на россиянина приходится по 75 граммов, поэтому до конкуренции на рынке еще очень далеко, – уверенно отвечает мне Александр Владимирович и продолжает. – Место под солнцем найдется каждому. Бизнес-модели в кролиководстве разнообразны: в Подмосковье многие держат по сотне кроликов, поставляя мясо друзьям, в регионах есть фермы на 200 – 300 голов, а промышленных производств, таких как «Лелечи», поставляющих заметные партии в торговые сети, по пальцам можно пересчитать.
Пока же хозяйств единицы, их голоса не слышно. В этом убедились на собственном опыте представители других отраслей: индейководы, свиноводы, птицеводы. Их созданные по «инициативе снизу» объединения за последние годы немало сделали для развития своих направлений. Пошли тем же путем и кролиководы.

– Мы выступили с поддержкой создания Национального союза кролиководов, участвуем в отраслевых конференциях и выставках, работаем над программой развития отрасли, – рассказывает А. Кириллов. – Вопрос ведь даже не в том, чтобы взять деньги, хотя и под них банки требуют внятный проект развития.

Объединение нескольких предприятий в кооператив дает не только политические и репутационные преимущества. Это позволяет участвовать в специальной программе господдержки.

– Кстати, мы вовсе не навязываем племенное поголовье и корма. Идти проверенным путем или экспериментировать – это каждый предприниматель решает для себя сам. Один поймет, что кролиководство – «не его», и попросту выйдет из проекта, другой приобретет достаточный опыт для создания бизнеса в другом месте «с нуля», а третий приживется в кооперативе, – уверен Александр Владимирович. Впрочем, оба моих собеседника убеждены, что в кролиководство проще войти, чем из него выйти: сбыт продукции – и достойная рентабельность! – при грамотной организации фактически гарантированы.

Фокусы с кроликами

Итак, рынок свободен, конкурентов нет, технология налажена, поставщики надёжные… Всё так безоблачно?

– Если бы вы знали, какие ухищрения нужны, чтобы подключить хозяйство к газопроводу! Чувствуешь себя акробатом! – восклицает Александр Владимирович. – Но без магистрального газа расходы на отопление бьют по карману. И кредиты в России – «удовольствие» недешевое; и убойный цех, потребовавший значительных инвестиций, но обязательный при наших объемах, загружен не полностью, поэтому и ищем «компаньонов».

Проблемы возникают не только глобальные, но и в повседневной работе на ферме. Например, какая-то крольчиха не принимает крольчат.

– Вот и приходится прибегать к «обманному трюку»: подсаживать малышей к приемной матери, – шутливо добавляет Сергей Викторович и уже серьезно продолжает. – Кролиководству надо отдать всего себя. Увы, фокуса, превращающего сельское хозяйство в абсолютно безрисковое предприятие, нет! Так что будущий кроликовод должен не только иметь намерение войти в интересный бизнес и найти средства для вложения в поголовье и оборудование, но и быть немного волшебником. Может, это и к лучшему?


Марина Политова, шеф-редактор журнала «Новое сельское хозяйство», редактор рубрик «АПК России», «Животноводство»